file:///Users/dariamarkin/Desktop/sb6c6k5i1tlau9ekxavm9y3a22r1eg.html
Разочарование – граница доверия. Моя позиция – граница равнодушия. Прощание – граница обыденности.
Тишина – граница музыки,
музыка – граница одиночества, для кого по ту, а для кого-то по другую сторону
Разочарование - граница доверия
Граница. Окончание одного, начало другого. Очертание, контур, образ.

Лишь благодаря границам возможны различия. Границы нашего тела: чужой на расстоянии метра от меня в метро – нормально, не мешает, а на расстоянии 2 см – уже очень не уютно; вся моя кожа – граница меня, больно может быть только внутри, снаружи не я, снаружи не больно. Граница моего садового участка, моей квартиры, граница того, что я считаю моим. Граница моей группы, моей компании – ребята свои, а тот, кто иной, кто живет по другим принципам, у кого другие ценности внутри – к тому не выстроить близости, а если выяснилось, что у него другие взгляды, то легко найти кнопочку «от-дружиться».

Моя страна – граница политическая, языковая, граница интересов. Моя родина – граница моих культурных ценностей, колыбель моего мышления, моего восприятия, граница моих воспоминаний, граница моих бабушкиных песен, моих друзей у костра, граница того букваря, в котором картинка….

А о чем мы говорим, когда идет речь о внутренних ограничениях, внутренних границах? Это когда я не могу пересилить себя и подойти первым? Когда чувствую, что не в силах прервать цепочки повторений, однако не считаю себя фаталистом? Внутренняя граница – где она? И нужна ли она?

Разочарование – граница доверия. Моя позиция – граница равнодушия. Прощание – граница обыденности, тишина – граница музыки, музыка – граница одиночества, для кого по ту, а для кого-то по другую сторону…

Если бы не было границ, невозможно было бы себя самого определить. Понятие дефиниция содержит в себе латинское finis - конец, а также граница. Каждый, пытающийся дать определение некому явлению, чувству, представлению – ограничивает его содержание. В нашей речи мы то и дело даем определения, чтобы объяснить, что конкретно мы имеем ввиду. Мы слушаем и принимаем или не соглашаемся с определениями другого - так мы воспринимаем мир. Человек не может иначе, как проводить границы.

Граница – ограничение свободы. Но лишь благодаря границе понятие свободы вообще имеет смысл. Границы провоцируют человеческое любопытство, они рождают в нас интуитивное понимание, что мы должны их безусловно принимать, и желание, эти границы пересечь: тишина в церкви, нельзя курить в школьном туалете, не хорошо материться в общественном месте, даже когда перед носом закрыли дверь. И дареное не требуют обратно – ни словами, ни военными действиями. И другой естественно имеет право быть другим, так же как мы сами имеем право быть такими, какими хотим, до тех пор, пока не нарушаются границы…
Лишь благодаря границе свобода имеет смысл.
Первая и самая ощутимая граница пробегает как раз между мной и другим человеком. Каждый из нас знает, на сколько эта граница чувствительна, щепетильна, не допускает компромиссов. Ни одному здоровому человеку не придет в голову от этой – собственной – границы отказаться. Что же происходит, когда другой нашу границу пересекает? Защищать? Отстаивать? Позволить? Дать сдачи?

Мы все – двуликие Янусы. С одной стороны мы хотим быть свободными, не любим, когда нам ставят границы, мы хотим сами определять, как мы думаем, чего мы хотим, как нам жить и во что верить. Мы хотим сами определять, какие границы мы соблюдаем, а какие нам дозволено пересекать по нашему усмотрению, где мы молча согласимся с правилами, а где мы можем быть бесстыдными, агрессивными, безграничными. С другой же стороны каждый из нас вспомнит навряд хоть один случай, когда он позволил другому такую же «безграничную свободу» испытать на себе. И будь то отдельный человек, группа подростков в парке, безапелляционно берущая себе право портить общественное, но естественно не позволяющая другим крушить своё, фанаты одного музыканта, презрительно относящиеся к любителям другой музыки, общество, этническое большинство, требующее соблюдения собственных культурных традиций, пренебрегая при этом культурными традициями других, или целое государство… - механизмы, связанные с понятием границы, действуют одинаково. Мы требуем настойчиво и жестко соблюдения наших собственных границ и относимся в лучшем случае спокойно, равнодушно, в неприятном случае - презрительно к границам другого.

Границы сами по себе необходимы, они помогают нам ориентироваться, они позволяют нам определиться. Политические границы и правила обхождения с ними прописаны. Нет никого, кто бы рассказал нам о наших собственных внутренних границах, мы только чувствуем их, угадываем, или не замечаем, позволяем переступать через них – в жертвенном само-сожалении или из пренебрежения к себе, недостаточного внутреннего уважения.

Границы важны, поставьте на них часовых любви….
Made on
Tilda