file:///Users/dariamarkin/Desktop/sb6c6k5i1tlau9ekxavm9y3a22r1eg.html








Нам всем то и дело нужна поддержка,
но брать оказывается сложнее, чем давать.
Кто не умеет брать, обречен на одиночество
Основы
процесса Хоффмана
Связь между тем, что мы пережили в детском возрасте, какой опыт накопили с нашими родителями - и тем, как мы ведем и чувствуем себя взрослыми - неоспорима. Наши убеждения, настроения, тенденции наших суждений, наши самоощущения складываются уже в очень раннем возрасте.
Процесс Хоффмана работает на этой основе уже больше 60 лет.

На каких идеях базируется процесс? Ниже мы предлагаем вам некоторые из них: работа с внутренним ребенком, феномен негативной любви, а также модель человека как цельного существа, объединяющего в себе такие аспекты как тело, интеллект и чувства, а также нечто, что можно было бы назвать душой или сущностью, нашим трансперсональным Я.
Внутренний ребенок
Кто из нас хочет вернуться в детство? Не многие… И все же оно властно над нами больше, чем нам кажется.

Вот он сидит напротив нас – муж – и молчит. Что вы чувствуете? Что вы думаете? И как вы реагируете на его не-реагирование? Вы обижены, вам бесконечно грустно или вы чувствуете себя настолько оскорбленной, что не разговариваете с ним в отместку несколько часов? Или вы назло начинаете провоцировать его, ожесточенно и горько? Или вы чувствуете себя саму виноватой или даже ничтожной? Как бы то ни было, ваши реакции скорее всего вызваны поведением вашего партнера, но не имеют с ним ничего общего, чаще всего ваши реакции связаны с чем-то другим…

В детстве мы научились целому репертуару тактик, и не заметили, как мы выросли. Наш репертуар углубился, но системы остались теми же, мы идентифицируем себя часто с ними, мы говорим, ну вот я такая, вспыльчивая, обидчивая и пр. и пр. Жаль только, что изменить эту систему мы обычно не в состоянии, хотя она нам порядком мешает жить.

Детьми мы нуждаемся в непрекраящаемом потоке безусловной любви от наших родителей. Непрекращаемом потоке. Безусловной любви. Нам необходимо ощущение-уверенность, что они нас любят, не смотря ни на что. Не за наши успехи, не за оценки или красивое рисование или чтение стихов на утренниках – просто так, за нас самих. Если ребенок переживает в детстве недостаточно любви, он начинает формировать ощущение, что с ним что-то не то, какой-то он не такой, чтобы его любили, не достаточно умный, красивый, хороший… Дети прячут это сомнение в себе за кулисы – кто-то становится правильным мальчиком, старается и старается все делать правильно, кто-то уже очень рано начинает бунтовать и делать все наперекор. И борется дальше и дальше, против всего мира… Взрослея, мы вырабатываем более изысканные тактики, чем бросаться с криком на пол в магазине или позволять завязывать себе на голове отвратительные бантики: мы покупаем себе дорогие часы и изысканно показываем начальству, что мы умнее и быстрее, чем другие, но ощущение недостаточности остается. Ни яхты, ни прочие знаки нашей состоятельности не изменяют ничего.

Когда-то давно мы еще решались проявлять себя, мы решались показывать, что взбешены несправедливостью, мы бунтовали, орали от страха и плакали, когда были грустными прямо на людях… И часто бывали наказаны за это. И все равно не добивались желаемого – чтобы нас просто утешили, услышали, увидели. Взрослыми многие из нас каменеют в присутствии родителей или натягиваются струной, только чтобы не наступить на мины. С другими людьми нам прекрасно знакомо, как неуместные реакции вырываются сами по себе. И с трудом мы тормозим всплеск эмоций, или научились его тормозить настолько, что не чувствуем больше себя вообще. Внутренний ребенок, если он в нас еще жив, хочет любой ценой быть увиденным – и вот взрослый мужчина рассказывает на вечеринке 15 минут про свою коллекцию вин – как маленький мальчик, крича между строк «восхищайтесь, восхищайтесь мной!!!».

Мы ведем себя нередко как трехлетки, шестилетки или в самом эпицентре переходного возраста, и интеллект сдается, просыпаясь на следующее утро с новыми клятвами, которые опять не будут сдержаны. Только что ногами больше не топаем – хотя некоторые и на это способны. И все невыраженные эмоции сгущаются в нашем теле в болезни, хронические заболевания или медицински необъяснимые недуги.

Все наши сегодняшние страхи нам прекрасно знакомы еще оттуда: страх выглядеть глупым, страх быть застуканным в проявлении слабости, страх, что не будут любить, что разочаруются…

И никакие разговоры с нашим внутренним ребенком не помогают – он почему-то совершенно не реагирует на наши увещевания. Мы говорим себе: «не делай глупостей!» и наш ангел-хранитель нервно зажигает сигарету. Мы говорим себе «не бойся» - и начинаем очень сильно волноваться.

Внутренний ребенок нуждается во внимании, принятии и ласке. Ему не нужны ни увещевания, ни воспитание. Ему остро необходимо то же самое, что нам самим так необходимо было в детстве, и недостаток чего мы так безропотно принимали как данность – принятия и любви. Сегодня мы – взрослыми – единственные существа на свете, в чьей ответственности и силе лежит нечто существенное – позаботиться о том маленьком мальчике или маленькой девочке, которая в нас продолжает жить.

Процесс Хоффмана и об этом тоже, вы научитесь разговаривать с внутренним ребенком другим языком – интуитивным, эмоциональным, на уровне чувств. Язык интеллекта в диалоге с ребенком – бессмысленный инструмент.

Внутреннему ребенку необходимо самое элементарное – быть принятым этим большим взрослым разумным существом – мной самим
„ Дети, которых не любили, становятся взрослыми, которые не любят."
- Pearl S. Buck -
Негативная любовь
Чтобы добиться родительской любви дети готовы на многое.
Ребенок исходит из глубокого убеждения, что родители видят все, что он делает, даже когда он делает что-то втихаря, даже когда пытается скрыть каверзы – подкожно остается ощущение, что родители это видели. В некотором смысле экстернализация совести или интернализация бога в родительские образы. И ребенок ведет себя – но как?

С самого рождения дети повторяют за родителями движения, мимику, выражение эмоций – это самый их первый и самый естественный способ обучения, с одной единственной экзистенциальной целью: добиться внимания и любви этих больших абсолютно любимых существ, родителей. Но зачастую добиться их внимания и безусловной любви оказывается не просто.

Перенятие родительских схем поведения наталкивается то и дело на разочарование – не смотря на то, что ребенок очень старается быть, как они, это родителям почему-то не всегда нравится, следуют наказания, отвержение, одиночество, бунт. «Кто тебя этому научил?!», - кричит возмущенная мать, не желая видеть в поведении ребенка зеркальное отражение…

Цепочка развития схем поведения у всех разная, у кого-то бунт начинается уже очень рано, у других же детей наоборот: руки опускаются, отвержение себя консервируется, и в 40 лет можно прекрасно жить с мамой. Так или иначе – развитие каждого ребенка не линейно и в каждом из нас, в наших схемах поведения, можно различить и схемы перенятия и схемы бунта против наших родителей.

Какими бы реакциями дети ни отвечали на схемы поведения родителей – мотив их остается непреклонен: «пожалуйста, любите меня! Пожалуйста, заметьте меня, какой я есть, просто любите меня такого!». Этот феномен Боб Хоффман называл феноменом «негативной любви» - как в фотографии, позитив – дети любят безусловно и абсолютно их родителей. И негатив – они хотят безусловной и абсолютной родительской любви и добиваются ее всеми способами, в первую очередь стремясь быть такими же, как они, перенимая их черты, их мировоззрение, из привычки и манеру держаться, говорить, их мимику, но и их болезни, их слабости и т.д.

Второй аспект негативной любви заключается в том, что свою любовь родители часто сознательно или неосознанно привязывают к определенным условиям: «если ты будешь хорошо себя вести…», «если ты съешь твою кашу», «если ты сейчас же не прекратишь, то я…» - покупки и угрозы, заключающиеся только в одном послании – если ты…, то я буду или не буду тебя любить.

И ребёнок подстраивается, старается, что есть сил, шаг за шагом все больше предавая себя, свои настоящие интересы и желания, чтобы соответствовать представлениям родителей о нем самом. Он часто перенимает картинку матери о себе „ты неряха" – начиная верить в это, начиная и в этом соответствовать ее убеждению... «Вырастешь, будешь жить на Курском вокзале!» - и ребенок начинает готовиться к тому, что он не состоится в жизни, что у него не будет своего уютного дома, стабильности… «Ты ничтожество!» - и ребенок начинает верить в то, что внимания он не заслуживает, что на самом деле – он гроша выеденного не стоит… Или на него обращают внимание только, когда он смеется, и ребенок становится лучиком света в семье, хранителем хорошего настроения родителей, и продолжается смеяться, даже когда ему уже за 30, и ему самому совсем не смешно… Подстраивается и скукоживается внутри, сохраняя информацию в теле, в болячках и душевных ранах, в схемах поведения.
„ Дети приходят в мир с глубокой мудростью, но без жизненного опыта.
Потому им необходимы опытные и любящие попутчики, у которых бы они учились. Единственными мотивами детского поведения являются стремление быть увиденным, потребность в безусловной любви и врожденное любопытство к миру".
- Jesper Juul -

Другая возможность развития событий - бунт, нежелание больше повиноваться этой системе шантажа. Но и в бунте ребенок остается закованным в эту систему: «говорите, что я ничтожество?! Я вам покажу, я себя таким большим и важным сделаю, что стены будут содрогаться, когда я буду входить в помещение, и вы будете падать на колени и просить меня вас помиловать»… - клянется детская душа. Взрослым, он, может быть, строит себе дом и покрывает золотом свою машину или становится известным человеком… Только вот в «бунте против» он забывает, что может быть и слабым, разучается просить о помощи - ценой одиночества. «Никогда никогда никогда я не ударю моего ребенка», - клянется детская душа. Взрослым, это человек, может быть, «никогда» не повышает голоса, и его стремление не ударить растягивается как резинка в рогатке, пока не срывается, рука не шлепает или голос не срывается в неуместном неадекватном крике, а дальше следуют мучения совести, тоска, ощущение собственной несостоятельности, новые клятвы и «никогда» и т.д. и т.п.

Следствиями негативной любви являются непременно навязчивые и самосаботирующие системы поведения, предательство себя, своей сущности и все формы компенсации этой пустоты внутри…
Модель Хоффмана
Модель Хоффмана представляет человека как комплексную единую интерактивную систему из четырех аспектов: интеллекта, эмоций, тела и трунсперсонального я, в разных культурах называемого по-разному: "душа", "сущность".

Интеллект
Этот аспект представляет наше мышление: нашу аналитическую способность оценивать, сравнивать, систематизировать. Этот аспект сортирует пережитый опыт и планирует будущие действия, он структурирует систему наших ценностей и убеждений, хранит в себе вербальные послания, усвоенные ранее: "ты должен", "можно", "нельзя" и пр.

Негативные паттерны, напр.: критиковать, контролировать, обманывать, делать вид, будто бы, обесценивать, сомневаться.
Естественные черты, напр.: разумная оценка происходящего, понимание, планирование, стремление развиваться


Эмоциональное я
Этот аспект представляет мир чувств по отношению к себе, к другим людям и окружающему миру, такие абстрактные чувства, как любовь, свобода, одиночество, грусть и пр. Частью этого аспекта является и внутренний ребенок в нас, со всеми его страхами и паттернами, но и с его непосредственностью, любопытством.

Негативные паттерны, напр.: злопамятсво, эмоциональное цепляние, отсутствие чувств, замороженные эмоции, все виды зависимостей и созависимостей, чувство "назло" и пр.
Естественные черты, напр.: любопытство, изумление, спонтанность, грусть, радость, открытость, доверие и пр.


Тело
Тело - это материальная оболочка нашего существования, несущая в себе и наш интеллект, и наши чувства и эмоции, и нашу сущность. Неуравновешенность между интеллектом и чувствами (напр. голова велит одно, а сердце - другое) разыгрывается на телесном поле боя, невыраженные чувства ищут себе вентиль в телесных проявлениях, медицинских заболеваниях и всех формах психосоматики.

Негативные паттерны, напр.: хронические боли, спазмы, беспричинная утомленность, болезни, тики и пр.
Естественные черты,
напр.: чувственность, страсть, сексуальность, энергия, жизненность, естественная боль, подвижность и пр.


Сущность
Сущностью мы называем то глубокое зерно в нас, кем мы на самом деле являмся. Быть в контакте с сущностью - чувствовать глубокое принятие себя без условий и целей, состояние бытия без сомнения и негативных оценок, состояние без сравнения и без хорошо и плохо, состояние "я есть". Каждому знакомы такие мгновения на природе или в музыке, в сексуальности или в молчании рядом с любимым человеком, в медитации или в танце. Мы исходим из того, что наша сущность покрывается шелухой паттернов, служивших в детстве защитным щитом от обид и ранений. Во взрослом возрасте этот щит из паттернов не позволяет нам чувствовать себя и по-настоящему входить в контакт с миром и с другими людьми. Призванные защитить нас когда-то, наши паттерны не позволяют нам сегодня быть собой, естественным и свободным, доверяющим интуиции, себе и миру, любящим и принимающим любовь. Наша сущность - источник нашей мудрости, нашей единичности, нашей целостности.

Естественные черты, напр.: открытость, способность к безусловной любви, принятие, самоотдача, прощение, вдохновение, мудрость.
„ Если вы погрузитесь в себя самого, то увидите,
что в вас скрыто как раз то сокровище, о котором вы и мечтаете".
- Simone Weil -

Чаще всего эти четыре аспекта в нас не уравновешены, голова спорит с сердцем, а тело начинает страдать, выражая наш внутренний дисбаланс в форме недугов, заболеваний, хронических заболеваний и т.д.
Все люди с сильным рацио и задавленным внутренним ребенком, лишь с трудом умеют выражать свои чувства, а то и вообще чувствовать их. Люди с сильным внутренним ребенком и проигрывающим интеллектом склонны к неустойчивому настроению, сталкиваются с трудностями контролировать свои импульсы и спонтанные идеи. Большинство же людей живет без контакта с собственной сущностью, стыдится себя, старается спрятаться, убежать или сомневается вообще в смысле своего существования или в праве на жизнь, многие считают себя плохим или злым человеком, удивительное многие уверены, что на самом деле не достойны ничего, кроме презрения...

Одним из важных элементов процесса является создание баланса между этими аспектами. Участникам предоставляется ряд упражнений и техник, которыми они могут пользоваться и после курса, самостоятельно, с целью поддержания этого равновесия, или снова и снова создания его внутри.

Чтобы вы снова смогли сказать:
телу: „я живу",
интеллекту: „я мыслю",
эмоциональному я: „я чувствую"
и сущности: „я есть".
Made on
Tilda