file:///Users/dariamarkin/Desktop/sb6c6k5i1tlau9ekxavm9y3a22r1eg.html
"Навсегда твой" или про роли в семье
Ах как легко и прекрасно – быть влюбленным. Но вот первые впечатления иссякают, наступают вторые, третьи, повторения ощущений, закрадывается обыденность. В самом начале, в дерзости геройского абсолютизма, нам кажется: навсегда! Рядом, даже если слюни будут течь, даже 100 лет спустя, если он/ она в кресле-каталке… Но повседневность нагоняет гораздо быстрее – до кашки-пюре дело часто не доходит, отношения спотыкаются о гораздо более страшное – о невыжатый тюбик зубной пасты, о постоянно брошенные носки рядом с кроватью, не убранные чашки или запах табака, к тому же работа, может даже дети... Геройство кормления кашкой через 100 лет покрывается пеплом горечи, как многие юношеские иллюзии. Но почему?
Представьте себе сейчас ваших родителей на диване рядом друг с другом. Даже если вы этого никогда видели. В вашем представлении: как они сидят рядом? Близко? Или у разных подлокотников? В обнимку или едва дотрагиваясь рукой до руки? Телесный контакт? Разговор? Молчание? Один читает, другой смотрит телевизор? Атмосфера между ними? Что для вас в детстве было «нормальным»? Вы – ребенок ваших родителей навсегда, вы видите их друг с другом – как это для вас сегодня, вести отношения между мужчиной и женщиной?

Наши родители - это первые наши само собой разумеющиеся примеры, как это, быть мужчиной и женщиной, как это «нормально» обходится друг с другом в паре. Независимо от того, что мы потом осваиваем сами, эти первые наблюдения за нашими родителями запечатлеются в нас на всю жизнь как орнамент.

Взрослыми мы нередко автоматически копируем поведение наших матерей и отцов, и, даже понимая, что мы сами от этого поведения в детстве страдали, мы слышим себя говорящими чуть ли не те же слова, что и они тогда. Быстрее, чем мы успеваем подумать. И, даже думая вовремя, мы все равно часто не в силах собственное поведение изменить. Как будто в нас нажимают на кнопку.

Чтобы прервать эту цепочку, необходимо начать искать, где она началась и обратить взгляд в детство, как мать и отец жили их роли. Какими они были.

Роль матери
Мать – первый и важнейший человек в нашей жизни.

С ней мы учимся нашим первым ощущениям – чувствуем ли мы себя желанными в этом мире?

24 часа в сутки мы отданы на произвол ее настроению, ее чувствам, ее силе и слабостям.

Если мать часто отсутствовала – работала или находилась физически в помещении, но ее внимание было занято братьями и сестрами/ мужем/ хобби, - ребенок мог интерпретировать это, например, как: «на женщин нельзя положиться» или «я одинок и никому не нужен».

Повторение ситуаций, вызывающих подобные детские эмоции приводит к формированию неких скриптов, как их называет психолог Сильван Томпкинс. Скрипты складываются в некий сценарий, как для фильма, который мы используем неосознанно позже для жизни, для ведения наших взаимоотношений.

Мы пытаемся компенсировать то, что нам недодали, надеемся получить от партнера или партнерши, наконец, достаточно нежности, внимания… и разочаровываемся – нам оказывается никогда не достаточно. Может быть, нам оказывается сложно вообще положиться на другого человека, мы не доверяем, чувствуем все то же одиночество.

А может, мать была постоянно рядом? Какой она была? Просто присутствующей и контролирующей, чтобы ничего не случилось? Слишком заботливой и боязливой? Постоянная опека и страх за здоровье ребенка влекут за собой также последствия: удобство, нерешительность, боязливость и зависимость. Такие сценарии также накладывают отпечаток на отношения во взрослом возрасте – мы ждем, чтобы партнер принимал за наc решения, не знаем, чего мы на самом деле хотим, боимся за себя, за него, за детей, или развиваем психосоматические заболевания, чтобы вызвать ту же опеку и заботу о нас, с которой так знакомы из детства.

Элементов обхождения нашими матерями тогда с нами и параллелей с нашей сегодняшней жизнью - море.

- Как мать обходилась с конфликтами и ревностью между вами и вашими братьями и сестрами? Вмешивалась и ругалась или позволяла вам самим научиться обходиться с конфликтами? Как вы сегодня решаете конфликтные ситуации? Находите сами быстро и ясно выходы или ждете, что они решатся сами по себе, ищите защиты и опеки от других?

- Как мама обходилась с вашей фрустрацией, вашими неудачами? Утешала и поддерживала, была всегда на вашей стороне? Или ругала вас еще больше, хотя вы уже были наказаны последствиями вашего проступка? Как вы научились обходиться с собственными ошибками? Пытались ли запрятать их, будто это были не вы, «ничего страшного», или вы можете сегодня ответственно признать: да, я ошибся, и знаю теперь, что впредь поступлю иначе.

- Чему ваша мама научила вас о собственном теле? Говорила ли она вам, что вы красивая/ красивый? Заботилась о вас, о вашей чистоплотности и вкусе? Или она привила вам равнодушие к себе? Или даже смутное ощущение, что тело – это что-то грязное и постыдное?

- Заставляла ли она вас есть, даже когда вы были не голодны? И научились ли вы слушать голос собственного тела, голос голода или жажды, или разучились воспринимать его? Как вы сегодня относитесь к еде, морите себя диетами или ешьте что попало? И как относитесь к приготовлению пищи с партнером/ для партнера? Ожидаете от него, чтобы он/она о вас заботился и все для вас делал и говорил вам в ресторане, что вы любите есть?

Список этих вопросов о матери и параллелей между детством и сегодня - долог. Ответы на них, проведение таких параллелей помогают вывести на уровень внимания и сознания те сценарии и скрипты, которые как фоновая дорожка бегут в нашей повседневности постоянно. Осознанность – первый шаг на пути перемен, на пути ответственности, свободы и исцеления.

Роль отца
Многие отцы уделяют гораздо меньше внимания их детям, чем сами дети в этом нуждаются. Так было всегда, и сегодня ситуация не изменилась. Отцы, читающие газеты и смотрящие телевизор, или сегодняшние отцы, играющие на компьютере или затерявшиеся где-то в сетях фейсбука и пр. виртуальности.

Спросите себя, был ли у вас отец, который дал вам ориентир в мире, отец, показавший вам, куда ведет путь и как по нему идти?

Если отец мало занимается своим ребенком, не дает ему достаточно телесного и эмоционального тепла, в отдельные моменты не-внимания у ребенка возникает ощущение собственной незначимости по сравнению с большим чуждым миром, ощущение потерянности в нем. Параллельно манифестируется неизмеримая тоска по теплу и близости, по признанию, тоска по молчаливому знанию, что тебя видят.

Когда девочки растут с этой тоской, они ищут во взрослом возрасте партнеров, которые на первый взгляд обещают эту тоску утолить. Но никто не может сделать счастливым другого человека, и женщины разочаровываются, горечь закрадывается в отношения. Или же они притягивают к себе мужчин, которые по привычной схеме не уделают им достаточно внимания, находятся много в разъездах или в бюро, бросают их или предпочитают жить раздельно, не отпуская, но и не приближаясь.

Мальчики, растущие с этой тоской по отцу, ищут признания во вне, находят себе шефа или старшего друга, который становится им вместо-отца, на которого они смотрят все теми же детскими глазами, сколько бы им ни было лет. Или же они становятся мужчинами, которые не признают авторитетов, из той же детской перспективы: никто не имеет права быть лучше, чем был их отец, сердце которого они не смогли завоевать.

Если мать – наша первая близость, из которой мы рождаемся, то отец для нас – это первое столкновение в внешним миром, первая информация о том, что такое там, за границей себя.

Темы, которые влияют на нас из детских переживаний с отцом, могут например звучать так:

- Что вы слышали от отца в детстве на тему работы? Была работа для него долгом, мучением? Работал он лишь из-за того, что кто-то же должен зарабатывать деньги? Как вы сегодня сами относитесь к работе?

- Что говорил ваш отец о вашей матери? Как он отзывался о женщинах и как обходился с ней? Как вы чувствуете себя сегодня в роли женщины? Или как вы относитесь к женщинам и что думаете о них?

- Умел ли ваш отец воспринимать критику? Как воспринимаете критику вы сами со стороны вашей жены/ вашего мужа? Или вы – человек, критикующий и осуждающий сам за каждую мелочь?

Этот список так же долог, как и предыдущий. И он проясняет многое в нашей истории, в нашем сегодня.

Посмотрите теперь на вашего партнера сегодня вечером: что из того, что вы видите, преломляется сквозь призму вашего выученного в детстве у родителей материала, что написано подстрочником в сценарии на жизнь? Вы думаете, вы видите его/ ее такими, какими они являются на самом деле, или можете предположить, что закравшаяся горечь в отношениях как-то связано и с вами тоже? С вашими разочарованиями из-за ожиданий, из-за тоски, которую ваш партнер никогда ни за что не сможет утолить?

Первый шаг – шаг внимания и осознания. Без осуждения себя или его/ ее. Без оценки.

Этот шаг подробно прорабатывается во время подготовки к процессу Хоффмана, продолжает прорабатываться совместно в первые дни процесса. Чтобы всплыло все-все, во всех сферах жизни, из всех закоулков личности, особенно то, что спрятано, чтобы не чувствовать – оно-то и является самым опасным в взаимоотношениях. Это спрятанное выскакивает всегда в самые неподходящие моменты и предает, и позволяет ранить…

В последующие дни во время процесса делаются дальнейшие шаги на пути изменения, на пути освобождения от выученных схем и выявления собственного пути, собственного настоящего мнения и собственных сущностных черт. Процесс – потому что это путь. Потому что перемены за ночь невозможны, но возможны откровения. Открытия. Мы приглашаем вас на них!

Made on
Tilda