file:///Users/dariamarkin/Desktop/sb6c6k5i1tlau9ekxavm9y3a22r1eg.html
15 лет
после процесса
Я живу свою жизнь.
До Процесса
я не знала о нем ничего.
15 лет прошло со дня моего Процесса Хоффмана.
И мне очень захотелось написать о моем опыте.

Чуть больше 15 лет назад я не знала о нем ничего. Даже когда я ехала на него, я, по сути, ничего не знала. Я видела только результат прохождения этого недельного курса по одной своей знакомой, результат, в который я не могла поверить. Мне казалось, что так всего за неделю измениться невозможно. Я вообще мало верила в то, что измениться возможно. Я вообще мало верила, следуя заветам моего отца, воспевавшего науку в противовес вере.

Я закончила университет, мусолила свою диссертацию, которая с трудом рождалась, помня, как говорил папа, что пока я ее не напишу, я не могу сказать, что я действительно на это способна. Я была замужем и у меня был полуторагодовалый ребенок. И жила параллельно с собой. Я четко помню это ощущение: будто бы изо дня в день жизнь тянулась сама по себе. В мои 25 тогда мне было не то чтобы скучно, но как-то пасмурно, серо. Несмотря на умеренную обеспеченность, я с пустым взглядом стояла перед стойкой с самыми необыкновенными сырами и замечала, что я ничего вообще не хочу. Я похудела тогда на 10 кг, при моих 58 до родов отсутствие аппетита и жизнерадостности грозило банальным увяданием. Мне не на что было пожаловаться, и я сама себя осуждала, будто бы я бешусь с жиру. Но ни от этой пустоты, ни от этого осуждения я не могла избавиться. К тому времени я вот уже 3 года как сбежала из России, просто сбежала от своих родителей, потому что не видела другой возможности элегантно высвободиться, кроме как слинять по стипендии за границу. Отношения с ними были отвратительные, как будто замороженные и мне не хотелось ни говорить с ними, ни писать им, только бы не вспоминать всю ту муть неприятия и осуждения, какую-то свою базовую неправильность, когда я оказывалась с ними даже мысленно в одном пространстве. Никакими были наши отношения, и мы уже 3 года как почти полностью молчали.

И потом, в марте 2006 года была эта одна неделя курса.
Все будет так, как я хочу
Что изменилось для меня? Изменился фундамент. Изменился не сразу, но как отголосок того, что я прожила за неделю, все менялось шаг за шагом. Со временем стало ясно, что именно изменилось в корне – это моя траектория. Я перестала быть жертвой. Сначала очень неуверенно, потом все яснее стал слышен голос моего глубокого Я, моей сущности. Будто бы сквозь всю ту муть и кашу проросла, наконец-то, я сама. Со все более четким ощущением себя вне ожиданий других людей. Это было, местами, неудобно. Я ушла от мужа. Это было особенно страшно, потому что ребенок был маленький, дохода не было, и там – там я была стабильна, он любил меня по-своему, как мог, там была относительная обеспеченность и кажущаяся гарантия продолжения той жизни, которая сформировалась к тому моменту. На выходе не было никого, кто бы меня ждал. Я шла в никуда, без денег, без работы, с образованием, которое немыслимо было перевести в финансовую плоскость, с ребенком, который хотел постоянно есть, пить и играть, и надо было помнить обо всем одновременно и нельзя было давать себе слабинки, надо было быть хорошей матерью. Вначале после Процесса я честно пыталась сохранить семью, я пошла с моим мужем на парную терапию и в какой-то день совершенно отчетливо поняла то, что все последние годы боялась увидеть – что я на самом деле давно, чуть ли не с самого начала наших отношений, лишь пыталась уговорить себя быть с ним. И приводила море весомых аргументов. Но на самом деле – не хотела этого. Это признание самой себе было необыкновенным облегчением.

Вспоминая 2006 год, я помню всю палитру своих эмоций: и страхи, и мучения совести, и чувство вины, и отчаяние. Некоторые важные для меня люди, друзья, отвернулись от меня, осуждая мой уход. Но одного чувства я не помню – я не помню ни одного мгновения сомнения. После одной недели Процесса из моей внутренней разодранности, в которой я жила все свои сознательные годы, родилась четкость и слияние с самой собой. Ясность и доверие самой себе. И из этого нового совершенно состояния исходило столько силы, столько света и энергии, что я понимала: я - не жертва, и в моих руках вся моя жизнь. Все будет так, как я хочу. Надо просто действовать. Хотеть, формулировать, действовать.

Эта энергия течет потоком, который не иссякает вот уже 15 лет. И в этом потоке стало меняться все шаг за шагом.
Встреча в родителями и прощение
Я снова повстречалась с моими родителями. Мои претензии к ним за все то, от чего я так страдала в детстве, и не могла докричаться до них – становились год от года бледнее. Они не исчезли вдруг, но Процесс был переломным моментом, и, оглядываясь назад, я вижу после Процесса четкую траекторию принятия своей истории как таковой, без обид и потребности что-либо в этой истории изменить. Она была, она прошла, я иду дальше. И я каждый новый день создаю сама, намечая день завтрашний. Я смогла увидеть в родителях просто людей, борющихся со своей жизнью в своей шкуре, запутанных в свои системы верований, морали, представления о том, как надо… Все эти представления стали для меня так четко видны в качестве их представлений, но не моих. Сегодня я могу слушать мою маму, как она возмущается чем-то, кипятясь, хмуря брови и расширяя глаза, не затягиваясь в эту ее историю. И это состояние какой-то неизмеримой самости, полной любви к ней и стабильности, любви к самой себе. Мне удалось 5 лет назад проститься с моим отцом, когда он умирал, как я не смогла бы ни за что, если бы в моей жизни не было Процесса.
Мое достоинство
Мне удалось поставить точку на моей научной карьере медиевистики – не потому, что я не смогла, а потому, что мне было просто не интересно, это было не мое. Я получила два дополнительных образования: одно ремесленное, в котором я проработала 7 лет и стала уникальным специалистом из расчета 2 человека на всю Германию, просто потому что мне было в удовольствие. Второе - психотерапевтическое, потому что, куда ни ткнись в моей истории, я всю свою жизнь хотела работать с людьми. Человеческая психика вызывает у меня восторг, и я отдалась этому восторгу и живу в нем.

Я нашла свое достоинство. Которое никто ни при каких обстоятельствах не сможет у меня отнять. И это чувство жизни в соответствии со своим достоинством, не зависимо от внешних факторов: ни от чиновников, ни от вирусов, ни от политических или экономических кризисов – это чувство, которое мне дали 15 лет жизни с Процессом.

И это не значит, что я всегда счастлива или что не бывает темных фаз, когда кажется, что что-то не клеится и мир кажется снова серым. Это значит, что я умею эти фазы отлавливать, принимать, проходить через них и снова выходить из них. Сама. Наверное, одним из центральных результатов для меня стал такой: я сама живу свою жизнь в согласии с самой собой и миром.
Вы хотите понять,
подойдет ли Процесс Хоффмана вам?
Процесс подходит не всем. Потому я всегда предлагаю для начала телефонный разговор (аудио-вотсапп), чтобы понять ваш запрос и может ли Процесс дать на него ответ.
Читайте дальше
Made on
Tilda