Одна
Встреча
июнь 2019
Дария Маркин повстречалась с Карамель Ли Пауль
Шикарная женщина, энергичная и сердечная, такая теплая и одновременно очень четкая сидит напротив меня. Кармель Ли Пауль, сегодня – одна их известнейших коучей и специалистов по диагностике в Вене, излучающая любовь к своей профессии и людям. Тогда – основательница первого в Австрии института Хоффмана.

32 года назад началась история Процесса Хоффмана в Европе, Камель Ли была ее неотъемлемой частью. Встреча сердца с сердцем, одна история, которая продолжается.

Если вкратце: 1987 год, Кармель Ли прошла Процесс Хоффмана, один из первых в Европе, познакомилась с Бобом, училась у него и привезла Процесс в Австрию. Более 10 лет она руководила институтом вначале одна, после вместе с другими.

Но хочется подробностей…
Daria Markin:
Кармель Ли, ты стояла у истоков Процесса Хоффмана в Европе, расскажи, как тогда все было?
Carmel Lee Paul:
Все началось с конференции на острове Лансароте на тему «любовь». Мой бывший патрнер был приглашен работать во время конференции, делать видео и аудио записи. Я поехала с ним и напросилась ассистировать организаторам. Одним из докладчиков был Боб. Американская терапевт Марго Ананд знала Боба лично и помогла познакомиться Бобу с форумом во Фрайбурге в Германии – с организацией, которая устраивала разные мероприятия и конференции на темы осознанности. Форум пригласил Боба на Лансароте. Доклад Боба Хоффмана очень впечатлил меня тогда, как и многих других слушателей, но еще больше меня тронули разговоры с ним – он предлагал в те дни личные сессии. Я уже много лет была в поисках, и вот тут мне показалось, что я нашла мой путь. Я помню, как ясно мне стало, что, не разобравшись с самой собой, я не смогу вести «нормальные» отношения с другими людьми, с мужчинами. Мне нужен был Процесс.

Там же я решила действовать, узнать больше, пройти курс самой. Вернувшись в Вену, я стала организовывать информационные вечера, на которых мы показывали фильмы с конференции, рассказывали все. На эти вечера приходило очень много людей, я помню, один раз было 70 гостей в маленьком зале в первом квартале, это было здорово! Люди были воодушевлены, они хотели пройти Процесс и первый курс в Австрии была запланирован на август 1987 г.
DM:
С таким азартом курс наверняка был полон?
CLP:
Нет, не был. Люди боятся. Они слушают, воодушевляются, а когда дело доходит до действий, пасуют. Боб сказал тогда, что, если я наберу 10 человек, он прилетит из Америки со своей командой тренеров. За 3 недели до Процесса они позвонили спросить, набирается ли группа. «Да», - ответила я, хотя на самом деле у нас было только 5 записей. Я выиграла время и за два дня до начала курса как из неоткуда записались номер 9 и 10. Группа набралась.
DM:
А твой процесс ты прошла сама раньше в другой стране?
CLP:
(смеется) неет, это было сумасшествие, я толком не знала, во что я ввязалась, потому что я организовывала Процесс и намеревалась быть впервые участницей. Я нашла великолепный замок для Процесса, где, как мне казалось, все должно было подойти. Команда приехала, я показала им с гордостью шикарный рыцарский зал для работы, с огромными окнами в освещенный солнцем двор, по которому бегали дети, собаки, отдыхали другие гости. Боб посмотрел на все это и сказал, что это никуда не пойдет. Нужна тишина. И так мы оказались в подвале под теннисным кортом, в небольшом спортзале с зеркальными стенами… Это было целое приключение.

Это был мой Процесс, который как ничто другое ни до, ни после, помог мне изменить мою жизнь в ту сторону, в какую я хотела.
DM:
Как все развивалось дальше? Как часто вы проводили Процессы и кто их вел?
CLP:
Из этого замка мы быстро сбежали в другой замок, более подходящий. Он принадлежал графу и графине Коттулинским. В феврале 1988 г. мы провели второй процесс и дела стали развиваться очень быстро. В 1988 году было 4 курса, а на следующий год уже 8, группы доходили до 30 человек, мы очень быстро росли. И команда тоже быстро росла, поначалу всегда приезжали тренеры из других стран, мы быстро учились. Супервидировали Стэнли из Америки и сам Боб Хоффман, Беатрикс Венгер. В австрийской команде были Михаил Плапперт, Миша Райнер, Фридерике Ротмайер и Ангелика Скотт. К нам приезжали Йохен Виндхаузен, который до недавнего времени руководил институтом Хоффмана в Германии, я слышала, он хотел и в Россию к вам приехать? Мартин Кремер, Михаил Венгер, позже и его сестра Лиза Венгер, она сегодня во многих странах ведет процессы как супервизор и тренер, Карин Ройтер и позже ее дочь Катрин Ройтер, сегодня руководитель института Хоффмана во Франции, Дитер Курт Шмидт и др.

Институт быстро развивался, мы отлично работали, вели много предварительных разговоров с участниками, я знаю, что и вы это делаете.
DM:
Да, конечно. Кармель Ли, расскажи, как все развивалось дальше и почему институт в Австрии рано или поздно перестал существовать?
CLP:
До 1991-92 гг. Мы переживали быстрый рост. А потом в Австрии был выпущен закон о психотерапии, который подкосил формальностями многие школы. В 1992 мы расстались с Михаилом Плаппертом и я осталась одна в руководстве. Параллельно у меня родился сын Матео, а работы в институте не уменьшилось, а скорее даже увеличилось, мне приходилось организовывать все и координировать, вместе с другими тренерами я сопровождала процессы, уровень стресса зашкаливал. Я чувствовала, что момент выбора приближается. Я выбрала моего сына и вышла из института. Институт Хоффмана перешел в руки Миши Райнера, я работала еще некоторое время как тренер, но и этого было слишком много, времени на моего маленького ребенка было не достаточно. Мы учим людей тому, насколько важна близость с родителями особенно в первые годы жизни детей, насколько важно окружать их заботой и вниманием, и мой стиль жизни не соответствовал тому, что я преподавала. В конце концов я окончательно рассталась с работой тренера Хоффмана, как мне казалось, на некоторое время. Миша вел институт еще какое-то время один, развивал и проводил, однако, свои программы и со временем проведение Процессов в Австрии прекратилось.
DM:
1987 – 1999 гг. – 12 лет Процесса в Австрии. Тебе было больно, что история Процесса закончилась, было сложно отпустить? Ведь ты вложила в него столько воодушевления, энергии и времени.
CLP:
Конечно, было больно. Институт был моим первым ребенком, которым я пожертвовала ради настоящего ребенка. Сегодня с знаю, что боль тогда обуславливалась одной ошибкой – мне думалось, что вне Процесса Хоффмана я больше ничего не умею. Но космос поддержал меня, и вскоре начали поступать заказы на личный коучинг, заказы крупных фирм на диагностику и работу с командами, и я быстро поняла, что могу развиваться дальше, и мои навыки в роли тренера Хоффмана являлись для меня неисчерпаемым кладезем знания людей и умения работать с ними. Коучинг и диагностика не требовали столько времени, сколько требовал Процесс, я легко могла совмещать это с моей семьёй. Но Процесса в Австрии не хватало. Сегодня я очень рада, что вы возродили эту работу.
DM:
Кармель Ли, еще пара вопросов: где проходили Процессы тогда?
CLP:
Вначале мы были в замке Обермайерхофен, потом переместились в отель Реттер в Пёллауберг. И затем многие годы работали в прекрасном месте под Грестеном в Нижней Австрии.
DM:
Случайно не в культурном центре Вольсфберг?
CLP:
Если ты мне покажешь фотографии, я узнаю его.
Да, именно там.
DM:
Удивительно! Мы случайно наткнулись на это место, исколесив пол Австрии в поисках подходящего отеля для Процесса. И нам сразу с порога показалось, что мы нашли то, что искали. Владельцы Астрид и Энгельберт купили это место пару лет назад и, видимо, как и мы, понятия не имели о нашей «общей» истории.
CLP:
Случайностей не бывает. Это хорошая новость.
DM:
Чем Процесс тогда отличался от сегодняшнего?
CLP:
Он длился дольше, 8,5 дней плюс два обязательных дня на интеграцию. Распорядок дня был очень жестким, мы спали, порой, только по паре часов. Я знаю, что сегодня процесс длится меньше, и нет такого истощения для участников, многие упражнения были выкинуты, новые добавились, я была гостем на конференциях и слышала, как открытия в исследованиях головного мозга, новые инструменты травматерапии вливаются в процесс. Это здорово. И еще: раньше на дни интеграции всегда приезжал телесный терапевт, чтобы помочь интегрировать и заякорить опыт процесса в тело благодаря разного вида массажам.
DM:
Это осталось до сих пор, мы тоже приглашаем специалистов. В Австрию прилетает специально мастер из Лондона. В России мы приглашаем специалиста из Москвы.

Что было тогда для тебя самым сложным в роли директора и тренера?
CLP:
Когда я занимаюсь чем-то, я идентифицирую себя с этим, я горю. Наверное, самым сложным было быть в присутствии в течение длительного времени – 8 дней по 14 часов постоянного внимания. После 92 г., когда у меня перестало хватать времени на все, мы начали бороться с числами участников, стало сложнее набирать группы. К тому же рынок был испорчен некачественными предложениями, люди стали больше бояться.
DM:
Что вдохновляло тебя?
CLP:
Любовь. Абсолютная самоотдача и вовлеченность, доверие Процессу. Любовь к себе самой и к людям. Процесс настолько изменил мою жизнь, что желание дать эту возможность другим людям несло меня многие годы. Лица людей, их истории, это было очень трогательно видеть, как люди справлялись с существенными проблемами в своей жизни, как они в прямом смысле сами творили свою дальнейшую историю. Я жила самоотдачей, воодушевлением и самореализацией…
Кармель Ли, красивая женщина, струящаяся бардовая ткань её блузки, горький венский шоколад и запах капучино, планы до и после нашей встречи, я готова была бы слушать её еще часами…

«Самоотдача, воодушевление и самореализация» – не это ли так важно, чтобы мы чувствовали себя счастливыми? И контакт, сплетенность прошлого с настоящим и с тем, что будет. Связь без временных ограничений. Единственное, что отделяет нас друг от друга, это пространство, которые соединяет нас.
Я хочу регулярно получать ваши статьи
Newsletter
Я хочу регулярно (примерно раз в 1-2 месяца) получать новости от института Хоффмана.
Имя и Фамилия
Email
От кого вы узнали о нас?
Спасибо за ваш интерес. Отправляя эту форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности данного сайта.
Процесс Хоффмана в России
С 2015 г. Процесс Хоффмана можно пройти и в России. Процессы проводятся всего 4-5 раз в год. Следующий курс состоится с 14 по 21 июня в Подмосковье. Запись до 10 июня.
Записаться на процесс Хоффмана
Расписание курсов
14 - 21 июня
23 - 30 августа
08 - 15 ноября
Фамилия, Имя
Email
Телефон
Выберите курс
В каком процессе вы хотели бы участвовать?
От кого вы узнали о процессе Хоффмана?
Отправляя эту форму, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.
Читайте также
Made on
Tilda